“BEDAHE NAVA & ESFAHAN”

Иранская классическая музыка

500 р.

Этот диск был записан на «Тон-студии» киноконцерна «Мосфильм» 16 октября 2009 года. Вдохновитель, идеолог и исполнитель — выдающийся иранский певец, мастер иранского классического аваза Хосейн Нуршарг. В сотворчестве с одним из топ-мастеров современной музыкальной культуры Ирана устадом Маджидом Дерахшани (тар) и перкуссионистом-универсалом Шахрияром Назари (тар, томбак, дайере) Хосейн Нуршарг представил программу «Бедахэ Нава и Эсфахан».

«Бедахэ Нава и Эсфахан» — это образец редкого в наши дни вида творчества в традиции бедахэ. Певец и инструменталист, пользуясь доскональным знанием музыкального и поэтического канона и опираясь на узорчатую ритмическую поддержку ударных, на едином дыхании выстраивают масштабную композицию из чтения стихов, вокальных и инструментальных высказываний.

Состав композиции «Бедахэ Нава и Эсфахан»:

1. Соло тара

2. Бахман Рафеи. Газаль «Пишу стихи, думая о тщетности поэзии» / Декламация

3. Зарби Нава, тар и томбак

4. Саз-о аваз Нава, стихи Хафеза

5. Зарби, тар и даф, с авазом, стихи Хафеза

6. Тасниф «Не могу забыть» ("Yaad bad…"), Эсфахан, стихи Хафеза, музыка Хосейна Нуршарга

7. Чахар мезраб Эсфахан, тар и томбак

8. Бахман Рафеи. Газаль «Ещё» / Декламация

9. Аваз маснави Эсфахан, стихи Моулави (Руми)

10. Старая песня, Нава

11. Соло тара, Нахофт

12. Чахар мезраб, тар и дайере, с авазом, стихи Бахмана Рафеи

13. Соло тара

14. Тасниф ("Chun jan"), стихи Моулави (Руми), музыка Маджида Дэрахшани

 

Бахман Рафеи

Пишу стихи, думая о тщетности поэзии

Никто не в силах, как вода, творить прозрачные газали,

никто не в силах, как она, напомнить нам о том, как медленно иль быстро, но время всё равно уходит.

Никто не может передать величье солнца так,

как это дано виноградной грозди, взращённой душою весны.

Никто не скажет так о пламенеющей душе вина, как пиала,

что в ожиданье открыта под сосудом неба, подобно стройному тюльпану.

Никто не выразит страданье, сжигающее душу, с той силой, что доступна лишь тюльпану,

склонённому, подобно скорбному светильнику, над  горестной могилой с кровавым саваном.

Никто не сравнится с нэем, похожим на гортань Сиявуша,

в рассказе о коварстве всех Афрасиабов мира.

Восхищаюсь высотами любви,

вершин которой не достичь ни горному орлу, ни мыслью о полёте.

Так кто ж такой поэт? И где стихи его, газали? Все их слова — лишь камень.

Никто не в силах, как вода, творить прозрачные газали.

 

подстрочный перевод  Х. Нуршарга и М. Каратыгиной

© 2020, НТЦ "Музыкальные Культуры Мира"