"Шуршали, садились..."

Шуршали, садились... Опоздавшие вбегали уже под выключенный свет, как-то невпопад рассаживались. На сцене к этому времени появились музыканты. Неспешно они настраивали инструменты. Хосейн Нуршарг сел и замер в обычной для него позе – кисти рук и голова слегка опущены – его как будто здесь ещё нет, он оживёт только вместе с голосом.

 

Зал ещё немного шуршал. Но вот пришла музыка. Она пришла – и как-то сразу обрушилось спокойствие.

 

Все – и давно прибывшие, и только что пришедшие – замерли и ... исчезли. В полумраке осталось лишь одно пятно света – наполненное музыкой. Вся она, музыка, была будто пронизана многоликой природой Ирана – на кончике смычка, мезрабах сантура, пальцах барабанщика – рассыпались струи песчинок бархана, превращаясь в своем парении в снежинки на далёких скалистых хребтах.

 

Музыка казалась такой правильной, она не обретала ни многоугольных, ни округлых форм – она была: всё то время, что звучала – она именно Была.

 

Основные тревожные ноты, напоминающие о том, что Иран – не только его необъятная по своему разнообразию природа, но и люди со всеми их страстями, болью и страданием – несли каманче и голос.

 

До сего момента столь неподвижная, фигура Хосейна Нуршарга вдруг ожила, неся всем своим существом – и голосом, и жестом – это странное чувство, наполнившее собой всю, доселе спокойную, музыку. Преображение произошло абсолютно незримо. И казалось, этот надрыв, эти крики дикой и свободной птицы, парящей над вершинами, в ней были всегда.

 

Всё мощнее и мощнее накатывали приливы чего-то отдалённо зовущего и непостижимого, и в тоже время такого человеческого. С каждым вздохом, с каждым переливом голоса. Здесь был, казалось, и одинокий странник в обожжённых жёлтых барханах, и розовеющий восход над зелёными травами горных склонов, и главное – ветер. Ему, ветру, ничто не помеха, он волен лететь куда угодно, и будто бы также и голос человеческий...

 

Смолкли разом все инструменты – и музыка исчезла так же внезапно, как появилась. Только что всё было полно ею – везде вокруг и в тебе. Но вот уже музыканты кланяются, и люди дружно поапплодировав, уходят.

 

Здесь её больше нет.

Но она осталась в тебе.

И всё же... теперь чего-то так не хватает...

 

Полина Сутягина

WA – ON
Ансамбль японской
музыки
Дракон и Феникс
Ансамбль китайской музыки
Караван
Группа иранской музыки
ФОТО, ВИДЕО, АУДИО
Вселенная звука
Международная научно-творческая программа
Душа Японии
Международный музыкальный фестиваль
Потомки Арктиды
Международная научно-творческая программа
Собираем друзей
Международный музыкальный фестиваль
П В С Ч П С В
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30